Духовное и физическое здоровье - самое ценное достояние личности



Формирование анозогнозии





Поскольку алкогольная анозогнозия есть следствие психологической защиты, формирование этого симптома должно быть тесно с ней связано. Методы психологической защиты совершенствуются с усилением алкоголизации, которая вступает в противоречие с нормами и обычаями общества.

Вначале выход за пределы групповых алкогольных норм сопровождается изменением установок и расширением диапазона приемлемых личностью форм поведения. Затем, когда этого оказывается недостаточно, присоединяются механизмы перцептивной оценочной деформации (акцентировка, парциальная перцепция.) Одновременно с этим формируются объяснительные системы - сначала в виде поводов для отдельных эпизодов пьянства, а затем и в глобальном виде, постулирующие пьянство как жизненный стиль, как модус существования.

Психологическая защита, выражаясь языком стратегии, становится глубоко эшелонированной. В сознание не допускается мысль не только о заболевании, но даже о чрезмерности злоупотребления («пью как все»). Это дает возможность индивиду в большинстве случаев относительно бесконфликтно пройти этапы систематического и привычного пьянства, а также первую стадию алкоголизма.

Разрушение системы защиты также происходит постепенно, чему соответствует снижение выраженности симптома алкогольной анозогнозии и синхронное появление критического отношения к болезни. К этому времени социальные санкции оказываются столь значительными, а социальная дезадаптация - столь резкой, что даже мощная психологическая защита у алкоголика не в состоянии инкапсулировать личность.

В начале второй стадии мысли о болезни временами проникают в сознание, но тут же вытесняются. В последующем такие подозрения сохраняются дольше. Этому в значительной мере способствует состояние абстиненции и психического дискомфорта. К середине второй стадии мысли о патологии порождают личностный конфликт и идеи ущербности «я», но не декларируются. В беседе с врачом человек даже в состоянии абстиненции все еще отрицает свою зависимость, хотя сам уже знает, что она есть.

В этих случаях установка на лечение может опережать декларацию болезни. Больные часто под нажимом родственников соглашаются на визит к врачу, хотя на приеме отрицают свое заболевание. Иногда можно услышать совершенно нелепое заявление: «Я не алкоголик, но вообще бы полечился». В последующем, по мере нормализации состояния, мысли о болезни быстро вытесняются, и человек уже верит в то, что он здоров («Померещится же такое!»).

Аспекты алкоголизма