Духовное и физическое здоровье - самое ценное достояние личности



Надлобковая цистостомия





Больной О., 63 лет, поступил в клинику для второго момента аденомэктомип. Первый момент - надлобковая цистостомия с двусторонней вазорезекцией - был осуществлен два с половиной месяца назад. Необходимо отметить, что первую операцию больной перенес тяжело из-за ухудшения сердечной деятельности. Возникали сомнения о возможности последующей аденомэктомип.

После консультации с терапевтом и анестезиологом решено было подвергнуть больного аденомэктомии. Операция с оставлением в пузыре двух дренажей - уретрального п надлобкового. К вечеру в день операции коллапс, из которого больной был быстро выведен путем введения гидрокортизона, строфантина, эфедрина, переливанием крови. Шла ли речь о бактериемическом шоке, связанном с оперативным вмешательством, или об острой сердечной недостаточности, судить трудно, учитывая, что после первой операции наблюдались явления сердечной недостаточности. На 4-й день после операции содержание мочевины в крови достигло 83 мг, что можно объяснить нарушением почечного кровотока в связи с коллапсом.

Если из состояния коллапса больной был легко выведен, то начавшееся спустя два дня после операции ухудшение его состояния приняло тяжелый характер. Температура повысилась, сухой язык, общая слабость, нарастающая кахексия, потеря аппетита. Проводили интенсивную терапию антибиотиками широкого спектра действия. Температура была то высокой, то субфебрильной. Исследования крови указывали на наличие гнойного процесса. При ректальном пальцевом исследовании в малом тазу слева стал определяться плотный инфильтрат. Произведена цистография - тень мочевого пузыря оказалась отклоненной вправо. При повторном пальцевом исследовании определить флюктуацию не удавалось. Однако гнойник вскрылся самостоятельно в уретру, после чего инфильтрат перестал определяться.

Вскоре наступило очередное ухудшение в состоянии больного. Инфильтрат в тазу не определяется. На уретроцистограмме выявлена полость с неровными границами, располагавшаяся слева от тени пузыря. Проводили антибактериальную терапию. Операцию не предпринимали, так как создавалось впечатление удовлетворительного дренирования полости через имевшийся ход в мочевые пути. При надавливании пальцем, введенным в прямую кишку, выделения гноя не отмечалось. Однако состояние больного продолжало оставаться септическим.

Прведена операция: гнойная полость в малом тазу дренирована по Буяльскому - Мак Уортеру. После операции состояние больного стало улучшаться, но периодически еще возникали новые обострения - повышение температуры, признаки общей интоксикации. Лишь в мае состояние больного позволило удалить дренаж из малого таза, сменить надлобковый дренаж пузыря на более узкий. В середине июня при удовлетворительном состоянии был поставлен постоянный катетер для ликвидации надлобкового свища.

Анализ данного наблюдения показывает, что длительное течение септического процесса было связано как с общим состоянием истощенного больного, так и с местными условиями - наличием гнойного очага в клетчатке малого таза, а также с поздним дренированием абсцесса. В отношении значимости инфильтрата в ухудшении состояния больного сомнений не было с самого начала, но отсутствие зыбления значительно отложило оперативное вмешательство.

Уросепсис